Химич Роман (totaltelecom) wrote,
Химич Роман
totaltelecom

"Внимание" и "внимательность" в контексте проектирования нейроинтерфейсов

В закрытой группе Российского нейронета случилась крайне интересная для меня дискуссия. Её инициировал своей репликой Игорь Берхин:

Что произойдет, если оператор нейроинтерфейса вдруг вспомнит, что не выключил дома утюг, или если ему позвонят и сообщат что-то "радостное"? Вопрос риторический.

Я предполагаю, что управление механическими устройствами через нейроинтерфейс будет намного менее эффективно, чем управление с помощью искусственного интеллекта. Сомнительно, чтобы брэйндрайвер смог превзойти гугломобиль. Компьютер а) намного быстрее и б) не настолько подвержен внезапному стрессу. Если что и нужно развивать для управления механическими устройствами, так это нейроинтерфейсный диалог с ИИ, нужный для постановки задачи, которую ИИ будет выполнять уже совершенно автономно и без опасности подвергнуться воздействию стресса оператора.

Но даже для элементарного нейродиалога с ИИ необходима систематическая тренировка внимания. Тем более, если используется не 2-3 команды, а значительно больше и эти команды часто сменяют друг-друга. Поскольку attention deficit disorder это большая проблема современного офиса в частности и общества в целом и поскольку Mindfulness at Work сейчас является модным трендом на Западе, я в этом году впервые провел семинар, посвященный развитию навыков внимательности (mindfulness) применительно к сложным когнитивным задачам и подытожил его содержимое и результаты для сентябрьской конференции Mindfulness at Work в Англии. Я думаю, что методика подобной тренировки может быть легко адаптирована и к освоению нейроинтерфейса.


Методика изложена в прилагаемом файле. Если у кого-то не получится его скачать, стучитесь в группу и просите участия. Поскольку ФБ не пригоден для продолжительных структурированных дискуссий, привожу свои комментарии ниже. 


1. Как человек с опытом психонетического тренинга, я могу лишь подтвердить основное положение психонетики: внимание есть базовый ресурс всякой осознанной деятельности, что физической, что умственной (с опорой на мышление), что когнитивной (с опорой на восприятие). Сразу оговорюсь, что бОльшую часть используемых терминов я сейчас не фиксирую дотошно, полагаясь на более-менее общее их понимание участниками дискуссии. Так вот, внимание как специфическая функция ЦНС пронизывает собою вообще всю психическую активность. Тимур сделал важное замечание, указав на роль автоматизмов (активности, не требующей вовлечения произвольного внимания индивида) в привычных, стереотипных действиях.

И здесь будет уместно вспомнить один из основных принципов классической теории общефизической подготовки, а именно, концепция трёх этапов освоения нового двигательного действия.

а) Двигательное умение: освоен и запомнен общий рисунок нового действия; для его воспроизведения необходимы все ресурсы внимания и, зачастую, помощь инструктора; качество воспроизведения навыка нестабильно; число повторений ограничено считанными разами, после чего наступает утомление в силу недостаточной нервной координации.
б) Двигательный навык: достигнута стабильность и полная самостоятельность при воспроизведении действия; внимание по-прежнему вовлечено в процесс воспроизведения, хотя и в меньшем объёме; число повторений ограничено примерно дюжиной повторов и обусловлено повышенным утомлением ввиду недостаточной мышечной координации.
в) Автоматизм: выполнение действия не требует произвольного внимания; количество повторений ограничено исключительно мышечной усталостью. При этом произвольное внимание может задействоваться и в этом случае, например, для целей анализа и самонаблюдения.

Таким образом критерием осознанности того или иного действия является вовлечение именно произвольного внимания. Как справедливо указал Тимур, часть ресурсов нашей психики могут играть роль своего рода ИИ, обеспечивая разного рода автоматизмы (при езде на автомобиле и т.п.). Так что на вопрос о характере взаимодействия с ИИ мой ответ будет такой же: где это уместно, такое взаимодействие будет произвольным и осознанным, где это ненужно - автоматическим.

В рамках такого подхода внимание требует целенаправленной тренировки основных его аспектов: устойчивости, мощности (интенсивности), способности к работе в сложных режимах (деконцентрация, концентрации на множестве объектов, работе с абстрактными и парадоксальными объектами).

2. Как соотносятся внимание и внимательность? В рамках моего опыта внимательность всего лишь аспект, характеристика внимания. Внимательность нормируется через способность выполнить некий функциональный тест (отследить, на что направлено собственное внимание, работать с отвлечениями и помехами, выполнять сложную работу с вниманием).

С большим интересом прочитал предложенный Игорем документ. Хочу отдельно поблагодарить его за комментарии и пояснения. В течении примерно недели я опробовал на себе описанную в нём практику. Делюсь впечатлениями, соображениями и выводами.

Небольшая реминсценция. Примерно год назад мы с Натальей задались вопросом в каком состоянии находятся современные психотехники в западном мире. Наш взгляд на различие между современными и традиционными психотехниками изложен, например, здесь.

По ходу изысканий очень скоро мы натолкнулись на термин mindfullness. Наше внимание обращали и частота его употребления в самых разных текстах, и очевидная расплывчатость, неопределённость его содержания. Довольно скоро обнаружились мнения практиков, которые сводились к следующему:

1. Термин mindfullness начал активно использоваться относительно недавно, не более десятка лет назад;
2. Причины его популярность лежат скорее в сфере маркетинга и PR, слово красивое, не очень понятное и многообещающее;
3. Оно не имеет конкретного содержания и у разных авторов, в разны контекстах может обозначать совершенно различные феномены.

Соответственно, мне было интересно посмотреть на описанные Игорем подходы под этим углом, а именно - попытаться найти термину mindfullness соответствия в знакомых мне психотехниках. Точнее, в теоретических моделях, на которых они основаны. Если есть описание психотехнического приёма, есть комментарии и пояснения автора, можно и нужно попытаться сделать приём так, как он понят. После этого можно попытаться описать его в терминах другой знакомой системы.

Я взял теоретический аппарат психонетики О.Г. Бахтиярова как наиболее развитый и, что очень важно в нашем случае, подкреплённый большим корпусом практических методов. Поскольку приведенные в тексте Игоря инструкции для меня не содержат достаточно точных указаний на конкретные приёмы, я взял на себя труд попробовать различные варианты, обещающие примерно то же самое.

Для начала определился с указанием добиться равновесия ума и тела. Для этого использовал последовательно соматическую деконцентрацию (распределяя внимание по всему объёму тела, его частям и членам, поверхности кожи), затем сосредоточил внимание на т.н. соматическом фоне (специфическом переживании недифференцированного внутреннего пространства, производное от ощущения скелетной мускулатуры, тонуса сосудов и других структурных элементов). По завершении этого этапа психика и тело становятся активны, в тонусе, при этом тонус распределён равномерно, без локальных напряжений.

Затем занялся формированием того, что в тексте обозначено как намерение вот этого самого mindfullness. Я испробовал несколько способов формирования такого (примерно такого) состояния сознания:

Вариант №1: формируется любой образ, создающий повышенный эмоциональный тонус: ощущение удовольствия, телесного комфорта, энергии. Одним словом - ресурсный. Для меня это образы летнего моря, тёплого заката и т.п. Сначала разворачивается вот это ресурсное состояние, его переживание, точнее отпечаток этого переживания, обозначаемое в психонетике как "смысл" переживания. После того, как оно развернулось, внимание фиксируется на нём и удерживается на протяжении всей практики как параллельная, фоновая задача.

Вариант №2: формируется образ "внимательности", собранного интенсивного внимания как такового. Затем выделяется его "смысл" и далее как в первом варианте.

В общей сложности я выполнял эти упражнения порядка шести-семи дней. Я не заметил каких-то отличий между результатом в первом и втором случае. Общий результат предложенной Игорем практики оценивают как вполне положительный: повысилась устойчивость к помехам и отвлечениям в процессе высокоинтенсивной повседневной деятельности, её КПД вырос. Для количественных оценок нужны отдельные эксперименты.

По результатам этого опыта у меня сложилось мнение, что ни английское mindfullness, ни русское внимательность не характеризуют некий отдельный феномен, который уместно исследовать и отделять от собственно внимания. По моему опыту психонетической практики предложенный Игорем метод можно описать и сформулировать в терминах психонетики как следующую конструкцию и связанную с нею инструкцию: концентрация и удержание внимания на двух объектах (предмет текущей деятельности плюс "смысл" некоего ресурсного переживания), либо выделение и удержание внимания на "смысле" некоего ресурсного переживания.

3. И здесь мы переходим к вопросу "Что произойдет, если оператор нейроинтерфейса вдруг вспомнит, что не выключил дома утюг, или если ему позвонят и сообщат что-то "радостное?" Вопрос вовсе не риторический. Что именно произойдет с конкретным оператором (буду использовать это понятие) в первую очередь зависит от его навыков работы с вниманием, конкретно от его способности отстраиваться от разнообразных помех, в том числе разотождествляться с содержаниями своего собственного сознания.

Если у нас имеет место ситуация проектирования человеко-машинной системы, то, очевидно, необходимо делать ставку либо на подготовку оператора, либо на автоматизацию взаимодействия с ним. Либо реализовывать оба подхода, чётко различая контекст.

4. При этом важно понимать, что происходит в голове у оператора. В частности, почему, что может помешать "разобраться в том, что происходит в момент управления в мозгу, а затем решить вопрос не дополнительной тренировкой человека, а дополнительной доработкой нейроинтерфейса".

Как я лично убедился по ходу освоения ПН-тренинга, в нашей психике имеет место конкуренция различных содержаний сознания - фрагментов внутреннего диалога, образов и т.п. мыслеформ, - за ограниченный ресурс внимания, которое наполняет попавшую в его фокус мыслеформу энергией, тем самым поддерживая её существование. Пока наше сознание взаимодействует с внешним миром через некий физический интерфейс типа рука, язык и т.п., процесс управления исполнительными механизмами этого интерфейса выступает в роли фильтра, отсекающего N-1 содержаний сознания, между которыми прыгает внимание. Что происходит в башке у индивида можно понять разве что по непроизвольным сигналам его тела.

Как только благодаря использованию нейроинтерфейса мы получаем возможность напрямую фиксировать процессы в его ЦНС и, опосредованно, в психике, мы оказываемся посреди довольно многолюдного зоопарка. Нет бутылочного горлышка физической интерфейса, нет возможности узнать наверняка, что именно оператор намеревается сделать.

Поэтому я не очень верю в возможность настроить алгоритмы нейроинтерфейса настолько, чтобы обойтись вообще без тренировки оператора.

5. Что касается тезиса "терминология может быть произвольной, лишь бы было согласие, какие именно концепты ей называются. Никого ведь не смущает, что термины "car" и "автомобиль" разные -- пока мы из контекста ситуации и собственных знаний понимаем, что именно имеется под ними ввиду", я полагаю необходимым требовать для каждого такого концепта указания исчерпывающих инструкций и функциональных проб, успешное выполнение которых должно приводить к ожидаемому результату. Предлагаемые модели должны быть достаточно конкретными для достижения воспроизводимого измеримого результата.
Tags: mind researches, self-engineering
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments