Химич Роман (totaltelecom) wrote,
Химич Роман
totaltelecom

О плате за соединение, тарифах и прослушке

На вчерашней встрече Рабочей группы было интересно. Даже очень. Обсуждались наиболее важные для меня вопросы, ради которых, собственно, и трачу своё время. Долго и жарко дискутировался вопрос о том, а нужно ли операторам в случае изменения ими условий предоставления услуг (условий договора, по сути) получать сначала согласие абонента. Сейчас ведь сплошь и рядом тарифы, порядок тарификации, прочие значимые условия пересматриваются без надлежащего уведомления абонента. Тиснули заметочку в "Голосе Украины" или вообще на своём сайте и всё. Авось хомячки не заметят.

Позиция, которую отстаивали Ольга Ивановна и Надежда Петровна, заключается в том, что без согласия абонента ничего изменять нельзя. Как сообщить радостную новость - забота оператора. Он и деньги за это получает, в конце-концов. SMS, прямой обзвон, сплэш-страницы в Сети, возможностей до хрена, было бы желание. В крайнем случае есть возможность приостановить предоставление некоторых услуг, чтобы обратить внимание абонента. К этой проблеме была привязана ещё одна норма, за которую ратует Комиссия - изменение порядка расторжения/приостановки договора.
У абонента должно быть больше времени на принятие решений с одной стороны, и оператор не имеет права требовать предупреждения аж за 30 дней с другой. Испортил абоненту впечатление о себе - будь готов к скорому расставанию.

Эта простая и логичная, как по мне, позиция вызвала бурю возмущения со стороны операторского сообщества. "У нас 20 миллионов абонентов! Как вы себе представляете оповестить их?!!! По нашему опыту на любый сообщения реагируют не более 7% абонентов!", возмущался джентльмен, представляющий лидера рынка. Леди из Укртелекома утверждали, что у них в принципе нет такой возможности. 

Как по мне, введение подобных ограничений, как минимум, заставит маркетологов удерживаться от ненужного "креатива", не бомбить абонентов множеством предложений, в которых недолго потеряться. Понятно, что операторы категорически настаивают на своём праве делать что заблагорассудиться, прикрываясь более или менее дешёвой демагогией, ну так таков в принципе любой бизнес. Неустранимый конфликт интересов. 

Когда подошли к вопросу-вопросов - порядку тарификации, всё это вылезло в полной мере. Киевстар потребовал исключить "соединение" из перечня технических операций, которые не имеют самостоятельной ценности для абонента и не подлежат тарификации. В ответ на просьбу обосновать свою позицию последовал краткий пересказ старых баек, который можно освежить в памяти с помощью этого бессмертного, без преувеличения, 
опуса. Собственно, в ситуации принципиального конфликта интересов дискутировать не о чем. Операторы хотят иметь возможность для обсчёта и обвеса абонентов, нам же как то незачем. В данном случае никакая конкуренция нас не спасет. Как и в случае с роумингом, операторы выступают единым фронтом.

В общем, готовлю предложения, подписываемся под публичным обращением к НКРС а там будь что будет. Бог не выдаст, свинья не съест.

В ходе обсуждения затрагивалось много разного интересного. Среди прочего, наконец-то смог выяснить, что же происходит в вопросах защиты информации на самом деле. А происходят там очень нерадостные дела. Правовая база, регламентирующая доступ правоохранительных органов к информации об абонентах, "дырявая" во-первых. Во-вторых, представители правоохранительного бизнеса, со слов выступающих, проявляют недюжинную настойчивость на грани агрессии, требуя от операторов то, что им нужно. Охотно верю.

Их того, что я услышал, вырисовывается примерно такая картина. До 2004 года вопрос съёма информации был вообще не урегулирован. В результате информации о звонках, СМСках и прочей активности абонентов текла широкой вольной рекой. Торговля снятой в интересах Родины и Фемиды информацией приняла  настолько вызывающие формы, что операторы начали лоббировать урегулирование этой вакханалии. Результатом стало появление ряда норм и технических механизмов. С одной стороны, процедура доступа к "прослушке" была прописана более чётко. С другой, привыкшие не заморачиваться формальностями менты и "чекисты" вкупе с прокурорскими, налоговиками, судьями и остальными добрыми гражданами, имеющими полномочия на оперативно-розыскную деятельность, все эти новации "не приняли".

После нескольких лет, насколько я понял, всё вернулось в привычное русло. И милиция, и СБУ, и прокуратура и даже адвокаты, "и жучок, и паучок и медведица" идут к оператору напрямую, требуя предоставить интересующую их информацию. В качестве основания предъявляются решения судов первой инстанции из самых разных краёв нашей необъятной Родины. Компании оказываются перед непростым выбором - нарываться на неприятности, которые в условиях разложения всей "правоохранительной" системы может устроить любой начальничек средней руки или "пойти навстречу". Ходить навстречу операторы, судя по накалу страстей, уже затрахались и потому ищут спасения в том числе и дополнительной регламентацией всех этих процедур.

Тут ведь вот какой нюанс имеется: в действующем законодательстве недостаточно чётко очерчен круг сведений, которые подлежат защите. Содержание разговоров и SMS вместе с электропочтой - да, под защитой. Дорваться до прослушки относительно сложно. Но помимо содержания общения "оперативную ценность" представляет и сведения о так называемой активности абонентов: кто, когда и кому звонил, в каких именно сегментах сетей регистрировался, какие протоколы и сервисы использовал. По сути, предметом нездорового интереса может быть любая информация об абоненте и его активности в сетях.

 Я давно слышал, что за пару сотен долларов можно получить, например, детализацию звонков любого абонента, а то и содержание его переписки. Судя по всему, это недалеко от действительности. Любопытно в этой связи проследить, как менялось со временем изложение операторами ситуации с защитой информации в их сетях. Несколько лет назад они озвучивали примерно  следующую картину: есть оборудование для санкционированного съёма информации, оно установлено в специальных режимных помещениях и администрируется удалённо, наши сотрудники не имеют даже физического доступа к нему и, соответственно, даже при наличии желания ничего прослушать не могут. Потом упоминания конкретных технических решений сменились общими неконкретными отсылками к нормам закона и заверениями в том, что компания Х строго их соблюдает.

В целом проблема защиты информации представляется одной из областей практики, которая требует осмысления, поскольку не на все вопросы есть очевидные ответы. Например, как должна выглядеть процедура предоставления детализации звонков для абонентов предоплаты? Как удостовериться, что запрос присылает именно владелец номера? Как должны выглядеть процедуры возвращения неиспользованных средств за подобные услуги? 
Tags: customer satisfaction, государственное регулирование, нкрс, экспертная деятельность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments