Химич Роман (totaltelecom) wrote,
Химич Роман
totaltelecom

Про депутатов и депутатовых помощников

 Время от времени у меня спрашивают: в чём заключается моя работа как консультанта? Как она выглядит на практике? Общие ответы, насколько понимаю, не проясняют существа дела и недостаточно наглядны для неспециалистов. Поэтому раскрою эту тему на конкретном примере. Расскажу (точнее, закончу давно начатый рассказ) о реальной ситуации, в которой моё вмешательство позволило одному из участников рынка избежать значтительных издержек. В описанном ниже случае я действовал не как привлечённый консультант на возмездной основе, а как энтузиаст-общественник, так что никакие NDA не будут нарушены.  В конце августа 2008 года мне позвонила Вика Рубан, руководитель пресс-службы МТС и осторожно поинтересовалась не слышал ли я что-либо о некоей пресс-конференции, на которой народный депутат Украины Виктор Таран будет рассказывать про компанию нечто ужасное.

Я ответил, что слышу об этом в первый раз и попросил подробностей. Услышанное возбудило во мне исследовательский интерес: не каждый день со стороны представителей законодательной власти звучат обвинения в нарушении их прав и свобод, ущербе для чести, достоинства и деловой репутации,  моральных страданиях и даже нарушении антимонопольного законодательства. Причём всё это одновременно.

Хотя на тот момент у меня не было контракта с МТС, в силу симпатий к Виктории, которая не раз выручала меня, и очевидной вздорности озвученных обвинений я решил поучаствовать в этом деле. Проблематика защиты прав потребителей телекоммуникационных услуг – моё хобби и общественная нагрузка. Рискну утверждать, что очень хорошо разбираюсь в предмете и в состоянии сходу оценить практически любую конфликтную ситуацию. Мы договорились, что я схожу на анонсированную пресс-конференцию, оценю представленные аргументы и дам Виктории советы как избежать возможных неприятностей для МТС.

Правильная рекогносцировка – залог успеха в бою. Чтобы не спеша освоиться на местности и присмотреться к организаторам, я отправился на пресс-конференцию пораньше, минут за тридцать до её начала. Оказавшись самым первым человеком со стороны, воспользовался  возможностью «прощупать» организаторов, позадавать вопросы, посмотреть на реакцию, продумать дальнейшее развитие событий.

Пересказывать подробности той истории не буду. Об этом можно прочитать здесь или здесь. Полный текст иска, с которым «журналист и политолог» Николай Ерёменко и народный депутат Виктор Таран в качестве «третьего лица со стороны истца, которая не заявляет отдельных требований» обратились в Печерский районный суд, можно прочитать по этой ссылке.

Представившись автором уже почившего в Бозе портала ITtimes, хозяин сего блога для начала пообщался с организаторами. Г-н Ерёменко оказался юношей лет 22-23-ух. По всему было видно, что он очень хочет выглядеть как настоящий политолог, вроде Небоженко или Погребинского. Говорил нарочито неспешно, как бы веско, многозначительно хмуря брови и в целом выглядел несколько неестественно. Руководитель правозащитной общественной организации «Успешное дело» Юлия Дубовик оказалась крашеной блондинкой  в тех же юных годах. Оба говорили по-украински, не очень чисто как для моего музыкального слуха.

Пообщался с организаторами, почитал вот этот пресс-релиз и в моей голове сложилась примерно такая картина происходящего:

1.      Имеет место целенаправленная атака на репутацию МТС. В пользу этого свидетельствовали:

a.     Избыточная и никак не связанная с существом дела риторика, в первую очередь притянутые за уши ссылки на именно российские корни компании и её посягательства на интересы «пересічного українця». 

b.    В рамках одного дела компании выдвигалось множество разнородных претензий: нарушение права на имя, на информацию, недобросовестная реклама, нарушение антимонопольного законодательства. При этом некоторые из них – нарушение антимонопольного законодательства, - упоминались вскользь и не были серьёзно аргументированы.

c.     Ситуация, на которой были построены все претензии, обусловлена особенностями самой технологии GSM и никак не зависела от воли именно МТС.

2.     К числу наиболее возможных мотивов атаки я отнёс а) желание легко и задёшево попиариться и б) отработка заказа кого-то из конкурентов МТС. В качестве рабочей принял первую версию. В её пользу свидетельствовали:

a.     Юный возраст и заметные невооружённые глазом амбиции молодых ребят

b.    Украинофильская и русофобская риторика, априори значимая для довольно ограниченной аудитории, преимущественно связанной с Западным регионом страны, где у МТС и так слабые позиции.

c.     Грубые ошибки, допущенные при подготовке пресс-релиза с точки зрения практики PR, включая несоответствие формы и содержания документа существующим канонам.

d.     Очевидное отсутствие (либо очень поверхностное осуществление) юридического и технического анализа  позиций участников конфликта.

3.     Учитывая то, что на пресс-конференцию собирались придти практически все профильные журналисты, моя помощь могла заключаться в следующем:

a.     Прямо по ходу мероприятия озвучить вопросы по существу дела, которые бы обесценили картину, заявленную организаторами.

b.    Будучи экспертом, предложить альтернативный взгляд: последовательный, соответствующий техническим и рыночным реалиям, убедительный.

c.     Подсказать Виктории ответные ходы.

4.     Выделил для себя следующие уязвимые места в предъявленных обвинениях:

a.     Проигнорирован тот факт, что стандарт GSM действительно допускает отправку сообщений, в которых поле «Отправитель» может быть заполнено любым набором символов, включая и чужие номера.

b.    Акцент на том, что проблема возникла в сети именно МТС, хотя с подобными ситуациями сталкиваются абоненты всех операторов. Более того, у некоторых из них я встречал услуги, прямо связанные с фальсификацией номера отправителя. Типа это прикольно.

c.     На сегодняшний день операторы не имеют ни обязательств нормативного характера, ни даже технической возможности контролировать соответствие значения поля «Отправитель» фактическому состоянию дел. 

d.     В Украине нет ни одного целиком национального оператора связи в смысле происхождения капиталов. Более того, российские корни имеют оба крупнейших оператора. В связи с этим педалирование того факта, что МТС это именно российская компания, с каким-то особенным цинизмом покушающаяся на интересы  именно украинцев, выглядит неловкой манипуляцией.

e.     Проблема некорректных и предосудительных операторских бизнес-практик более чем актуальна. Однако во главу угла необходимо ставить иные типичные ситуации, связанные с тем же контентом или дезинформацией потребителей, а не высосанные из пальца истории.

В означенное время в помещении появились представители прессы. Пересказав содержание своего пресс-релиза, организаторы перешли к сессии вопросов и ответов. О том, как она протекала, даёт представление стенограмма, любезно предоставленная Аней Катрулиной, на тот момент редактора ProIT.

Химич: З вашого  боку пролунали заклики до МТС усвідомлювати свою відповідальність перед суспільством. Чи стосуються ваші зауваження стосовно цієї відповідальності телеком-бізнесу взагалі, в тому числі бізнесу норвезького? Адже такі самі сервіси надають і інші операторі мобільного звязку.

Ерёменко:  Мене не дуже обходить, якого саме бізнесу. В даному випадку, був оператор МТС, який надав неправдиву інформацію, таку інформацію, яка не відповідає дійсності, на телефонну трубку пана Тарана Віктора Васильовича. Можливо, в Європі ще прийдуть до того, що ця послуга протиправна, а зараз я, принаймні, хочу, щоб до цього дійшли в Україні і щоб всі наші мобільні оператори – «МТС», будь хто, не знаю, може хтось ще надає таку саму послугу, – щоб вони зрозуміли, що всі ті тінейджерські приколи, на яких операторі намагаються заробляти гроші, що вони не для серйозних бізнес-структур, і що вони мають бути викоренені як такі, що порушують права людини.

Химич: Технічно є змога так само підробити адресу відправника у листі електронної пошти. У випадку, якщо надійде такий сфальсифікований лист, чи пред’являтимете ви позов до провайдерів послуги інтернету?

Ерёменко:  Це питання не стосується  мобільного зв’язку. Це запитання до інтернету.

Химич: А яка різниця?

Ерёменко:  Є різниця  в тому, що оператор мобільного зв’язку, який надає послугу своєму клієнту, він повинен гарантувати йому, принаймні, об’єктивну інформацію. Якщо ця надана інформація була необ’єктивною, такою, що не відповідає дійсності, то, на мою думку, таким чином оператор не подбав про безпеку власних мереж. І таким чином він все ж таки не надав якісну послугу.

Дубовик: І тут іще один момент: коли особа підписувала договір, то, напевно, ж вона погоджувалась із певними умовами. І якщо їй приходить повідомлення з інтернету, я хочу бачити, звідки воно надійшло. У зв’язку з тим, що МТС надало відповідь, що це не пан Микола Яременко надіслав СМС, значить механізм відслідковування цих СМСок є. Тобто це вже абсолютно інша послуга. І я пам’ятаю, що на початку, коли такі СМСки приходили, був зазначений чи номер 777 чи був неповний номер. Таким чином, я могла ідентифікувати, що данна СМСка була надіслана з якогось іншого номера. Як бути тепер мені? Наприклад, я знаю, що таке можливо, то мені як: в СМСках просити, щоб мені  друзі шифрували кодове слово? Чи мені кожного разу передзвонювати і запитувати, чи то так воно є? Також я знаю, що раніше мобільні оператори пропонували підключитися до послуги отримання СМСок з інтернету. Наразі ці СМСки приходять без підключення такої послуги. Таким чином я змушена отримувати послуги, які я не замовляла, на які я не погоджувалась, і якби я про них знала, то я б, напевно, ними не скористалася.

Химич: Як фахівець я підтверджую, що проблема має місце, по-перше. І ця проблема торкається того, що абсолютно аналогічно в мережах всіх компаній по-друге. Має місце загальногалузева проблема, тому варто підкреслювати її загальний характер. І ще одне зауваження: сам стандарт GSM дозволяє такі трюки, і це не є проблема знайти програми, які дозволяють мені зі свого телефону відправляти СМС і підставляти будь-який номер. Як я розумію, жодних технічних підтверджень того, що це було зроблено саме за допомогою сервісу оператора «МТС», а не шляхом іншого безкоштовного сервісу, немає.

Дубовик: Так, зокрема, Микола Яременко добивався офіційного визнання, що то був не він. І треба звернути увагу на той факт, ким працює Микола Яременко. Той факт, що така непоправна шкода його репутації – це жахливо. І цей випадок – це симптом хвороби. Воно проявилося, і ми починаємо його лікувати. Загальна хвороба – це нерівність операторів та абонентів.

Ерёменко: Я б дуже хотів, щоб оператори, у яких може бути можливість отаких от вад, щоб вони зробили якісь висновки, і вони застосували якісь дії, щоб усунути такі вади. Тому що це є очевидним, що це порушення прав людини на інформацію і порушення права людини на ім’я і що це нонсенс. Виходить, що Таран повинен, замовляючи конкретний пакет послуг, в договорі він ще повинен писати заяву, що він відмовляється від тих, тих і тих послуг. Так він же їх не замовляв – дійсно!

Собственно, вот эта перепалка и стала переломным моментом. Внимательно наблюдавшие за нею журналисты по окончании пресс-конференции подошли ко мне за комментариями, которые стали «контрольным выстрелом» в тушку всей этой околодепутатской провокации. Насколько помню, с их стороны вопросов практически и не было. Эмоциональные и сбивчивые ответы господ Яременко и Дубовик на корректные и конкретные вопросы оказались самым убедительным и красноречивым свидетельством против их позиции. Благодаря этому тема «злодеяний МТС» была исчерпывающим образом раскрыта. И закрыта.

Химич: Представленная картинка вызывает много вопросов: во-первых, сам стандарт GSM позволяет подставлять в качестве имени отправителя любую последовательность символов, доступную для смартфонов-коммуникаторов. Некоторые модели обычных аппаратов позволяют отправлять СМС с чужим номером. В данном случае оператор не имеет никаких возможностей заблокировать такого рода , ну, предупредить такого рода трюки, хаки – назовем их так. Во-первых, из-за того, что для этого нет соответствующих средств аппаратных. Во-вторых это не есть ответственность оператора. Хотя, безусловно, проблема есть. Ну, скажем, не урегулирована. Доказательств того, что в данном случае был использован именно сервис «МТС», насколько я понимаю, нет.  Есть только показания одного из обвиняемых, якобы того хулигана. Фактически подтверждений нет.

Вопрос: Может ли вообще оператор подтвердить, что это сделали именно те люди, которых в этом обвиняют?

Химич: Можно. Но для этого у оператора должно быть соответствующее дополнительное оборудование. Думаю, они его просто не покупают, потому что проблема ещё не стала для них актуальной.

Вопрос: Может ли этот случай заставить операторов покупать такое оборудование?

Химич: Этот – нет. Дело в том, что решение такого рода стоит слишком, достаточно много – сотни тысяч, до нескольких миллионов долларов. Для того чтобы операторы стали шевелиться, нужно иметь проблемы… Должны быть реально серьезные проблемы.

Вопрос: Но если в данном случае подадут в суд и обещают законопроект…

Химич: Я думаю, что такого рода вещи не регулируются законами. Для этого достаточно было бы дееспособной НКРС. В любом случае все сведется к профильному органу, который заблокирован. И тут правоприменение – это не законотворчество. То, чем занимается Таран – это законодательство. Правоприменение – это компетенция отдельных институтов, которые сейчас, к сожалению, не дееспособны. Поэтому перспективы разработки законопроекта там нет.

Вопрос: Какие есть сценарии выхода из ситуации конфликта?

Химич: МТС стоит продемонстрировать наглядно возможность такого рода фальсификации с любого телефона и потребовать доказательств, что это сделано именно через них. В общем, продемонстрировать, что это мог сделать кто угодно – и вопрос закрыт. Доказательств нет – извините. И ещё выдвинуть контр иск, по большому счету. За дискредитацию и т.п. Оператору, безусловно, нужно ещё раз проанализировать сложившиеся у него практики предоставления услуг. 

Опять же таки, понимаете, коллеги, поднят на самом деле целый пласт вопросов, проблем, что бизнес-практика оператора, в частности, практика предоставления услуг часто содержит в себе систематичное, осознанное нарушение прав людей.  

Позже я позвонил Виктории, пересказал увиденное, озвучил свои аргументы и посоветовал несколько наиболее простых и убедительных ходов. Например, продемонстрировать представителям СМИ возможность отправлять СМС с поддельными значениями поля отправителя в сетях любых операторов связи. Благо это совсем несложно. По моему мнению, подобная демонстрация позволила бы, во-первых, снять вопрос о нарушениях какого-то одного оператора и, во-вторых, создала бы нужный контекст для спокойного разговора о проблеме защиты информации в сетях мобильной связи. Очень частным случаем которой и стала история с горемыкой-помощником.

Впрочем, даже до этого дело не дошло. Появившиеся по итогам события публикации (например здесь, здесь и здесь) засвидетельствовали успех моей миссии. Озвученные помощником народного депутата сопровождались достаточно убедительными контраргументами.  Мнение блоггеров (здесь, например) было ещё более категоричным.

В результате вся эта история так и не получила развития. До судебной тяжбы дело не дошло, новых выпадов в сторону МТС не последовало. Похоже, что реакция СМИ оказалась для организаторов атаки неожиданно негативной. 

Стоит отметить, что этот инцидент оказался не последним. МТС как-то не везёт с народными депутатиками. Вкупе с прошлогодней историей и последними по времени претензиями народного депутата это уже третий на моей памяти случай бури в стакане воды, которую пытаются поднять самые разные персонажи. Причём все они построены по одному лекалу. Если изначально я не был уверен в заказном характере подобных нападок, то теперь мне кажется вполне вероятным, что кто-то целенаправленно пытается использовать этот инструментарий. Правда, без особого блеска и успеха. 

Tags: pr, МТС
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments